+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Власти Польши продолжат сносить военные памятники

Дата публикации: 31 марта 2018, 23:00

Согласно поправкам к закону о декоммунизации, к 31 марта в Польше должны снести все памятники бойцам Красной армии, которые якобы «пропагандируют тоталитарные режимы». Под угрозой уничтожения находятся даже монументы, возведённые над местами захоронений. Между тем на западе страны идёт восстановление мемориалов и названий, связанных с немецким и нацистским прошлым этих земель. К чему могут привести попытки Варшавы переписать историю — в материале RT

Последние две недели марта местные органы власти Польши в усиленном порядке сносят памятники воинам Красной армии. Сообщения о разрушении того или иного мемориала проходят почти ежедневно. Причина проста: согласно принятым в 2017 году поправкам в закон о декоммунизации, до 31 марта 2018 года местные органы власти должны снести все памятники, пропагандирующие «тоталитарные режимы». К ним специалисты польского Института национальной памяти относят около 230 сохранившихся к началу марта 2018 года памятников бойцам Красной армии, погибшим при освобождении Польши.

Снос монументов шёл и раньше, но до принятия поправок в закон о декоммунизации местные власти могли сами определять судьбу памятников. Теперь решение о том, что сносить, а что — нет, принимает Институт национальной памяти — организация, считающая мемориалы советским военнослужащим символами оккупации.

«Польское правительство старается использовать финансовый фактор для того, чтобы повлиять на местные власти, — отметил в интервью RT польский политолог, вице-президент Европейского центра геополитического анализа Конрад Рекаш. — Те муниципалитеты, которые не снесут монументы до 31 марта 2018, позже должны будут снести памятники за свой счёт. Нет никакой возможности избежать этого процесса, хотя это вызывает всё больше возражений со стороны местных жителей».

Среди недавно снесённых памятников — монумент советскому и польскому солдатам в городе Легница на западе страны, против разрушения которого ещё в 2009 году проголосовали жители города, памятник благодарности Красной армии в городе Иновроцлав в Центральной Польше, обелиск в городе Стшегом. В списке населённых пунктов, убравших памятники советским воинам в последний месяц, также города Скерневице, Пулавы, Хощно, Олесница, Злоторыя, Щецин, Челядзь.

Обыкновенный цинизм

Хотя польские власти при принятии закона заявляли, что он не коснётся мест захоронений, сейчас под угрозой сноса находится памятник советским воинам в городе Стараховице, под которым погребены семь советских воинов. Польские власти намереваются провести эксгумацию останков и после этого снести «символ советского господства». Против выступил МИД России, подчеркнув, что, согласно российско-польскому соглашению о захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий от 1994 года, подобное возможно лишь в исключительных случаях.

«Аргументация, приведённая в оправдание переноса останков — якобы власти не могут оградить мемориал в Стараховице от повторяющихся случаев вандализма — поражает своим цинизмом. Сначала создаётся благоприятный информационный фон для действий вандалов, а потом следует признание в бессилии остановить их», — подчёркивается в заявлении МИД России. Ранее, в сентябре 2017 года, власти города Тшчанка в Великопольском воеводстве снесли мавзолей красноармейцев, хотя, по словам местных жителей, не все останки советских солдат были должным образом эксгумированы.

«Во время кампании по сносу памятников Польша противоречит многим своим обязательствам, в том числе действительно сносятся памятники, под которыми есть захоронения, а это считается недопустимым», — отметил в интервью RT ведущий научный сотрудник РИСИ Олег Неменский.

Хотя есть и те, кто поддерживает снос памятника, многие поляки восприняли новость об эксгумации в Стараховице с недоумением: «Право и Справедливость» (правящая партия Польши. — RT) жить не может без эксгумаций», — прокомментировал новость о сносе мемориала в Страховице на сайте wiadomosci.gazeta.pl пользователь fakiba.

«Вы, католики, мечтаете о монументе в Смоленске и стремитесь вытащить из-под земли кости тех, кто… воевал за нашу стараховицкую землю и людей? Что бы почувствовали матери этих мальчиков?» — задаётся вопросом пользователь под ником matkapolka на сайте издания Echodnia.eu

Удар по своим

Под угрозой сноса находятся не только мемориалы советским воинам, но и памятники деятелям Польской народной республики, а также борцам с фашизмом, сражавшимся на стороне левых сил — Армии Людовой, а также Крестьянским батальонам (повстанческим формированиям польских селян).

Массово уничтожаются памятники генералу Каролю Сверчевскому — военачальнику Красной армии и Войска польского. Среди уже снесённых монументов — памятник на месте гибели Сверчевского, убитого боевиками УПА (структура запрещена в РФ — ред.) в местности Яблонки на юго-востоке Польши.

«Монументы генералу Сверчевскому, убитому на поле брани бандеровцами в 1947 году, раздражали в особенности их последователей — необандеровское современное правительство Украины», — отмечает Конрад Рекаш. По его словам, польское правительство пошло на разрушение этих памятников, чтобы смягчить отношения с Киевом после принятия закона о запрете бандеровской пропаганды.

23 марта 2018 года в городе Стшельце-Краеньске местные власти снесли монумент бойцам коммунистической Армии Людовой. Под угрозой разрушения памятник Народному войску польскому в соседнем местечке Гардзко. Под снос должен пойти и монумент погибшим в столкновениях с антисоветской Армией Крайовой бойцам Армии Людовой в городе Влощова.

В Люблинском воеводстве в списки объектов, идущих под снос, попала мемориальная доска в деревне Бойки, посвящённая бою отрядов Крестьянских батальонов и Армии Людовой с дивизией СС «Викинг», и памятник в городе Острув-Любельский, посвящённый боям Крестьянских батальонов.

В эти списки ранее Институт национальной памяти включил и памятник партизанской «Пиньчувской республике», созданной в 1944 году на юге Польши силами партизан Армии Крайовой, Армии Людовой и Крестьянских батальонов. Местные власти уговорили Институт национальной памяти не сносить памятник, однако с мемориальных плит исчезнут имена «неполиткорректных фигур», участвовавших в освобождении района, в первую очередь полковника Армии Людовой Зигмунта Бесщанина, солдаты которого во время войны спасли от немецкой расправы тысячи местных жителей.

Однако изменение таблички не всегда работает. Институт национальной памяти Польши настаивает на сносе памятника 74 советским и польским партизанам в деревне Жомбец Свентокшиского воеводства, убитых боевиками Свентокшинской бригады националистических Народных вооружённых сил в 1944 году, несмотря на попытки местных властей путём компромисса сохранить мемориал.

Память Свентокшинской бригады, перешедшей на сторону немцев в конце войны, почитается руководством современной Польши. Так, 17 февраля 2018 года польский премьер Матеуш Моравецкий возложил венки к памятнику коллаборантам в Мюнхене.

Немцы возвращаются

«Разрушение польских и советских памятников в Западной Польше можно считать элементом политики деполонизации», — считает Конрад Рекаш. Эти земли стали частью Польши после Второй мировой войны, а до этого почти 500 лет находились под властью немцев.

«Монументы польским солдатам и Красной армии были иногда первыми символами возвращения поляков в Нижнюю Силезию, Западную Померанию, Вармию и Мазурию», — подчёркивает эксперт.

В то же время, по его словам, местные муниципалитеты в тех же воеводствах, где сносят памятники Красной армии, активно стремятся восстановить названия и мемориалы, связанные с немецким господством над этими землями и даже гитлеровским периодом истории региона.

Одним из наиболее невинных примеров стало переименование Народного зала во Вроцлаве в Зал столетия (Jahrhunderthalle). Так этот зрительно-спортивный зал был назван в 1913 году ещё при кайзере. Другой случай — попытки восстановить в 2017 году часть Танненбергского мемориала — памятника, воздвигнутого в 1924—1927 годах на месте, где немецкие войска под командованием генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга в 1914 году разбили войска Российской империи.

В Веймарской Германии мемориал, отмечавший также место Грюнвальдской битвы Тевтонского ордена с поляками и литовцами в 1410-м году, стал местом сбора сторонников военного реванша. После прихода нацистов к власти там был погребён сам Гинденбург, заслуживший особый почёт как герой войны и фигура, в 1933 году назначившая Адольфа Гитлера рейхсканцлером.

«Во Вроцлаве, Зелёне-Гуре, Торуни и Гливице местные власти стремятся восстановить немецкие надписи и названия улиц. В 2016 году против такой практики протестовали люди в Свебодзине», — отмечает Рекаш.

В городе Рацибуж Силезского воеводства, в свою очередь, даровали почётное гражданство Герберту Гупке — депутату бундестага, выступавшему против признания современных границ Польши и Германии.

В той же Силезии, в городе Ополе в рамках декоммунизации местные власти решили расправиться с памятником «Героям советской армии». Изначально это монумент был воздвигнут при нацистах как памятник немецким солдатам Первой мировой. После 1945 года он стал мемориалом советским воинам. А теперь, по словам Конрада Рекаша, может быть возвращён к изначальному состоянию. Табличка с надписью «Героям советской армии, погибшим в борьбе за свободу славянских народов», с него уже исчезла.

Новые герои

«Все памятники благодарности Красной армии в Польше будут снесены. По этому вопросу есть общенациональный консенсус — ни одна из крупных политических сил не выступает против, — утверждает Олег Неменский. — Полякам не свойственна благодарность за освобождение, что их спасли, не свойственно чувство благодарности за присоединённые бывшие немецкие земли».

Но не везде в Польше готовы пойти на уничтожение советских памятников. Так, власти города Ольштын на севере страны отказываются сносить «Монумент освобождения», изначально установленный как памятник благодарности Красной армии. Они утверждают, что памятник не пропагандирует тоталитарные идеи. Сохранить память о бойцах Красной армии, сражавшихся за свободу и независимость Польши, стремится и общественная организация «Курск». Как заявил в социальной сети Facebook его глава Ежи Тыц, организация планирует создать мемориальный парк на принадлежащей ей земле в Варьминско-Мазурском воеводстве, куда переместят часть сносимых статуй.

Ещё одна фигура, заслужившая увековечивания от польских властей, — агент ЦРУ Рышард Куклинский, с 1972 по 1981 год передавший США тысячи секретных документов. Памятник ему откроется 14 апреля 2018 года в Кракове.

«Послушный инструмент американской политики «Право и Справедливость» (правящая партия Польши. — RT) стремится создать полностью новую польскую идентичность, полностью прозападную, оторванную от реальной истории, забывшую собственных героев. Нацией без корней легче управлять, — считает Конрад Рекаш. — Когда мы забудем, на какой стороне воевали и победили во Второй мировой наши деды, их внуков будет легче отправить на другую войну просто как пушечное мясо».

Против живых и мёртвых: в Польше вступает в силу закон о сносе памятников советским воинам

Приравняли к фашистам

В июне 2017 года Сейм Польши утвердил поправки в закон о запрете пропаганды коммунизма и тоталитаризма в названии зданий и объектов. Документ, рассматривавшийся ещё с прошлого года, в окончательном виде был подписан президентом Польши Анджеем Дудой и вступает в силу 21 октября 2017 года. Он предполагает снос в течение 12 месяцев, начиная с октября 2017 года, 469 объектов, «пропагандирующих коммунизм». К ним относятся памятники советским государственным деятелям и политикам Польской Народной Республики, а также любые объекты с советской символикой, например красной звездой, серпом и молотом. Под действие закона подпадают и мемориалы советским воинам, павшим в борьбе за освобождение Польши. Всего насчитывается 229 таких монументов.

Это интересно:  Правила оформления доверенности: требования, порядок

Как отмечают эксперты, нынешний закон о декоммунизации вписывается в общую концепцию политики нынешнего польского руководства по пересмотру истории. Советские солдаты объявляются оккупантами, а бойцы Армии людовой, 1-й и 2-й армии Войска Польского, воевавшие вместе с бойцами Красной армии против гитлеровцев, — пособниками оккупантов. Зато возвеличиваются так называемые «проклятые солдаты» — бойцы националистических Армии крайовой и Национальных вооружённых сил, которые действовали против советских войск и красных поляков и после 1945 года.

«Вся история Польши подчинена позиции пришедшей к власти партии «Право и справедливость», которая заключается в том, что Польша была под оккупацией с 1939 по 1989 год. Соответственно, всё, что было в это время сделано в Польше, — это насилие, тоталитаризм и т. д. В связи с этим памятники освободителям Польши превращаются в памятники насильникам, грабителям и завоевателям», — заявил в беседе с RT президент Российско-польского центра диалога и согласия Юрий Бондаренко.

Неудивительно, что для тех, кто проводит в жизнь положения этой «исторической политики», советские воины мало чем отличаются от нацистов.

«Солдаты Красной армии аннексировали почти половину территории Польши и поработили всех остальных, — заявил в интервью газете Rzeczpospolita глава краковского отделения Института национальной памяти Мачей Коркуч. — Это пропагандистские объекты. Из уважения к памяти жертв тоталитаризма их следует устранить. Другое дело — уважение к могилам советских солдат, убитых в Польше. Мы уважаем павших солдат как этой, так и немецкой армии, но мы не должны допускать публичной демонстрации символов тоталитаризма».

Война с мёртвыми

Тем временем Институт национальной памяти уже решил декоммунизировать и кладбища. Так, на этой неделе его сотрудники подняли вопрос о судьбе захоронений основателей Польской Народной Республики на территории исторического некрополя «Воинские Повонзки» в Варшаве. Представитель ИНП Адам Сивек в комментарии изданию Niezalezna выразил недоумение, что на этом кладбище в «могилах-мавзолеях» на центральных аллеях лежат первый президент коммунистической Польши Болеслав Берут, генсек Польской объединённой рабочей партии в 1956—1970 годах Владислав Гомулка и известный польский коммунист 1920-х годов Юлиан Мархлевский. По словам представителей Института национальной памяти, к ним постоянно приходят обращения с просьбой «декоммунизировать» некрополь.

ИНП теперь предлагает внести поправки в закон о кладбищах, который позволял бы перезахоронить останки коммунистических деятелей в более скромных могилах. Пока это невозможно без согласия семьи умершего.

«Если они начали воевать с могилами, с памятниками на могилах собственных граждан, как к ним ни относись, это за пределами добра и зла, — отметил Бондаренко. — Никому же в голову у нас не придёт сносить памятник Хрущёву на Новодевичьем кладбище, перезахоронить его в менее пафосном месте или перенести прах другого лидера».

Нынешняя версия закона о декоммунизации пока делает исключение для кладбищ, а также объектов, которые не находятся на всеобщем обозрении. Кроме того, кладбища воинов Красной армии должно защищать международное право. Так, подписанное ещё в 1994 году Россией и Польшей взаимное соглашение об охране и защите захоронений и мест памяти военнослужащих и жертв политических репрессий обязывает польские власти оберегать могилы советских воинов.

Однако когда в сентябре 2017 года власти города Тшчанка в Великопольском воеводстве снесли мавзолей красноармейцев на главной площади города, они быстро организовали экспертизу, которая доказала, что якобы никаких захоронений под мавзолеем не было. После вступления нового закона в силу статус таких захоронений, располагающихся в публичных местах, вне кладбищ, становится крайне уязвимым.

Как отметил Бондаренко, в свете последних инициатив Института национальной памяти стоит опасаться, что «декоммунизаторы» решатся и на осквернение советских воинских кладбищ. Тем более что Институт национальной памяти уже готов снимать с них изображения серпа и молота. Об этом накануне рассказал РИА Новости специалист Бюро по увековечению борьбы и мученичества Института национальной памяти Польши Даниел Марковский.

«Поскольку события всё время развиваются по самому пессимистическому варианту, то сложно предположить, что всё закончится нейтрально. Увы, я думаю, что дело дойдёт и до захоронений», — уверен эксперт.

Народ против

Исполнение закона о декоммунизации ложится на местные власти. Раньше именно они решали, какие памятники сносить и какие улицы переименовывать. Однако Институт национальной памяти, который и пролоббировал новый закон, считает, что на местах зачастую саботировали «директивы партии и правительства». Теперь же закон закрепляет позиции ИНП как консультирующего органа. Именно он советует, какие памятники сносить, а какие нет.

Далеко не все поляки согласны с таким подходом. В частности, военно-историческое общество «Курск», занимающееся восстановлением мемориалов советским воинам, собирается бороться за сохранение памятников, утверждая, что они не пропагандируют коммунизм. Активисты готовы идти как в польские, так и международные суды, чтобы защитить каждый конкретный памятник.

Ранее жители ряда населённых пунктов смогли защитить памятники советским воинам от сноса. В 2016 году жители города Жешув отстояли Памятник благодарности воинам Красной армии, в том же году это удалось сделать и в городе Гливице. В 2017-м жители города Замосцье не допустили сноса памятника красноармейцам, погибшим в лагере смерти.

Ещё одна стратегия сопротивления — саботаж на местном уровне.

2 сентября 2016 года вступила в силу первая версия закона о декоммунизации. Тогда местным властям тоже давали 12 месяцев, но на переименование улиц. Итог на сегодняшний день таков: из 1000 названий исчезло лишь несколько десятков. Многие городские советы просто отказались исполнять закон. Так, мэр Гданьска Павел Адамович заявил, что не будет переименовывать улицы.

«Разговор о декоммунизации спустя 28 лет после смены строя для меня абсолютно непонятен», — подчеркнул он, выступая на заседании городского совета.

«Не все города с одинаковым рвением взялись за очистку общественного пространства от красных наслоений прошлого. Что же, в поляках ещё остаётся большевистский дух», — сокрушается издание Polonia Christiana.

«Дальше только война»

Снос памятников советским воинам в Польше не вызовет массовых выступлений, считают эксперты, хотя возможно сопротивление на локальном уровне. Дело в первую очередь в антикоммунистическом консенсусе польского общества и в накачке его националистической пропагандой.

«Не стоит ожидать массовых акций протеста, — считает старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Вадим Волобуев. — Вряд ли будут сносить в массовом порядке и памятники бойцам Войска Польского, воевавшим вместе с Красной армией».

В то же время, по мнению эксперта, законы о декоммунизации могут быть использованы не только против памятников, но и против живых людей, тех, кто состоял в Польской объединённой рабочей партии или служил в правоохранительных органах и армии.

«Этот закон может служить орудием расправы над конкретным человеком», — полагает Волобуев.

Что касается внешнеполитических последствий, то, несмотря на осуждение сноса памятников Россией и Белоруссией, в Варшаве менее всего принимают во внимание позицию Москвы и Минска.

«С моей точки зрения, это акт политический, более связанный с отношениями с Вашингтоном и Брюсселем, поиском надёжного партнёра и союзника в США», — заявил RT сотрудник Института философии Национальной академии наук Республики Беларусь Пётр Петровский.

«Польские власти должны отдавать себе отчёт в том, что их недружественные действия в мемориальной сфере не останутся без последствий. В отношении польской стороны будут приняты адекватные ответные меры, которые могут носить асимметричный характер», — прокомментировали в июле 2017 года польский закон о декоммунизации в департаменте информации и печати МИД РФ.

По мнению экспертов, Москва может пойти на введение экономических санкций и персональных ограничений против отдельных граждан Польши.

«Это не осложнит отношения Варшавы и Москвы, потому что хуже уже некуда, некуда осложнять, трудно себе представить, что ещё может произойти, — подчеркнул Волобуев. — Худшая ситуация по сравнению с нынешней только война».

По словам Богдаренко, каким-то образом помешать этому процессу Россия не может.

«С памятниками на своей земле они сделают то, что захотят, — считает эксперт. — Дело за нами: помнить об этом, не забыть».

“Ъ” получил список памятников советским воинам, которые собираются снести в Польше

Как стало известно “Ъ”, в этом году польский Институт национальной памяти рекомендовал местным властям снести 75 памятников — воинам Красной армии, советским партизанам и военнопленным. Список памятников, подлежащих демонтажу, имеется в распоряжении “Ъ”. Корреспондент “Ъ” Галина Дудина ознакомилась с этим списком и побывала в Варшаве, Гданьске, Эльблонге, Бранево и Ольштынеке, чтобы посмотреть, как поляки ухаживают за теми памятниками, которые сносу не подлежат. Во всяком случае, пока.

«Столько лет стоит — пусть уж и дальше стоит»

«В боях за освобождение Варшавы погибли тысячи советских солдат. Как можно уничтожать памятники, которые им поставлены?» — 82-летний Вислав сидит на скамейке на главной аллее варшавского Скарышевского парка и кивает на памятник благодарности солдатам Красной армии. «Я родился в Варшаве, в войну меня вывезли к родственникам, а вот отец и мать попали в лагеря, и мать освободили советские солдаты»,— вспоминает он.

В жаркий летний день в этом парке немноголюдно. На 55 гектарах было бы легко заблудиться, если бы не реперные точки — десяток скульптур и памятников. Полякам, погибшим при теракте 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и героям времен Второй мировой. Памятник благодарности — самый большой и самый известный: за последние десять лет в СМИ не раз сообщали о его осквернении, когда польские националисты разрисовывали и заливали монумент краской.

Алые пятна теперь закрашены, но все равно просвечивают и выглядят жутковато. Памятные доски («Вечная слава героям Красной армии, павшим в боях за освобождение столицы Польши Варшавы») надломлены, песчаник местами почернел от времени.

С близкого расстояния памятник благодарности Красной армии в Скарышевском парке выглядит не так благообразно. Он несколько раз подвергался атакам вандалов: кое-где проглядывают пятна красной краски, памятные доски надломлены, песчаник сзади почернел от времени

Фото: Алексей Панциков/ТАСС

Как сообщили в конце июня столичные власти, как только Музей истории Польши согласится принять памятник в запасники, его можно будет демонтировать в соответствии с законом о запрете пропаганды коммунизма. Формальных препятствий к этому нет: когда-то под памятником была братская могила, но останки давно эксгумировали и перенесли на «нормальное» кладбище. Сам монумент успели передвинуть, а теперь и вовсе готовы убрать из парка.

Это интересно:  МФЦ смогут оказывать сразу несколько услуг по одному запросу

«Я живу неподалеку и вижу, что памятники разрушаются,— говорит 31-летний Камиль.— Так что не знаю, может, можно их как-то сохранить, создать музей и разместить их там?» «В нашей семье уважают все памятники — а тут он поставлен на месте гибели солдат»,— добавляет 50-летняя Зофья. «Столько лет стоит — пусть уж и дальше стоит»,— рассуждает 31-летняя Каролина, пришедшая в парк с двумя детьми.

В войну многие захоронения погибших в Польше воинов Красной армии были сделаны где придется — в том числе в парках, скверах, на перекрестках дорог. В послевоенные годы по всей стране проводилась эксгумация и перезахоронение останков на воинские кладбища. Параллельно устанавливались памятники благодарности советским воинам, военнопленным, советско-польскому братству по оружию.

Военное кладбище в Бранево (Варминьско-Мазурское воеводство) – самое большое кладбище солдат Красной Армии в Европе. Здесь покоятся останки 31237 солдат, погибших во время «Восточно-прусской» операции в 1945 году. Практически все они захоронены в братских могилах

Фото: Галина Дудина, Коммерсантъ

В 1990-е годы часть из них была демонтирована. В 1994 году Москва и Варшава подписали межправсоглашение «О захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий». В 1997 году в рамках реализации соглашения был составлен перечень 561 «памятного места», подлежащего охране.

Но в 2007 году, когда власти Эстонии перенесли на Таллинское военное кладбище Бронзового солдата (памятник Воину-Освободителю), министерство культуры Польши предложило законопроект, позволяющий сносить «символические» памятники, свидетельствовавшие об иностранном господстве над Польшей. Тогда же началась работа над законопроектом о местах национальной памяти — будущим законом «О декоммунизации».

Сносное состояние

Как сносили памятники, статуи и другие объекты монументального искусства, установленные в пямять национальным лидерам,— в фотогалерее “Ъ”

В 2014–2015 годах между Москвой и Варшавой неоднократно вспыхивали конфликты: российская сторона не согласовала предложенный поляками проект мемориала на месте авиакатастрофы в Смоленске, где в 2010 году погиб президент Польши Лех Качиньский, а польские власти не одобрили установку на Раковицком кладбище в Кракове памятника советским военнопленным, погибшим в годы советско-польской войны в 1920 году. С 2014 года памятники стали демонтировать вновь.

В списке значатся

Еще в 2013 году прокуратура и польский окружной суд Варшава-Прага спорили, признавать ли монумент в Скарышевском парке памятником. Если да — значит, за его осквернение следовало судить, а сам памятник освободителям Польши от фашизма государство должно было защищать.

В последние годы польские чиновники проводят куда более простую классификацию. Памятники бойцам Красной армии, если они расположены на кладбищах или одиночных захоронениях,— «правильные», они подлежат защите, о них следует заботиться и содержать в лучшем виде.

Вместе с Министерством культуры надзор как за военными захоронениями, так и за памятниками осуществляет государственное историко-архивное учреждение Институт национальной памяти (ИНП) — именно он рекомендует, какие памятники стоит снести. Формальное решение затем принимают региональные власти — представители воеводств. По данным ИНП, несколько сотен памятников было демонтировано еще в 1990-е годы, а в ближайшие два-три года следует демонтировать еще около 200. До сих пор о разрушении или переносе памятника становилось известно уже по факту.

В ответ на просьбу прислать список памятников, подлежащих сносу, ИНП впервые предоставил “Ъ” перечень таких памятных мест (.pdf) — правда, из 75 объектов: это те, что были в этом году рекомендованы к демонтажу. Памятник в Скарышевском парке идет под номером 45.

Список памятников, предоставленный “Ъ” польским Институтом национальной памяти

В основном в списке — памятники Красной армии, хотя на поверку многие из них посвящены и советским, и польским солдатам. Некоторые уже снесены — как демонтированный в конце марта памятник благодарности советской армии в городе Легница. Жители прозвали его «Два Ивана» — двое солдат, польский и советский, держат на руках маленькую девочку. Согласно опросам, горожане были против сноса.

Памятник благодарности советской армии в городе Легница был демонтирован в марте. Жители прозвали его «Два Ивана» — двое солдат, польский и советский, держат на руках маленькую девочку. Согласно опросам, горожане были против сноса

К демонтажу рекомендованы и спорные монументы, вызывавшие протесты местных жителей, и непримечательные памятники в глухих провинциальных уголках, в том числе военнопленным и партизанам. За многими — своя история. Например, памятник партизану в городке Юзефово был установлен на месте гибели героя Польши, крымского татарина Умера Адаманова. После побега из лагеря он прибился к партизанам и под именем Мишки-татара командовал одним из самых известных польских партизанских отрядов. Погиб, удерживая немцев от входа в Юзефово, где теперь есть улица его имени — как и в Симферополе.

Какие памятники планируют снести в Польше

Всего на территории Польши в годы Второй мировой войны погибли, по разным оценкам, от 1,3 до 2 млн советских граждан. Из них до 1,2 млн — это пленные, умершие в нацистских лагерях на польской территории. Остальные — это военнослужащие Красной армии, погибшие в боях за освобождение Польши в 1944–1945 годах (впрочем, в современной Польше нередко говорят не об «освобождении», а об «оккупации» Красной армии). Поименно увековечены лишь около 10% из захороненных.

Монументы в местах захоронения, с точки зрения Варшавы, подпадают под действие женевских конвенций 1949 года, польского Закона о военном погребении и военных кладбищах 1933 года, а также двустороннего договора от 1994 года между правительствами Польши и РФ «О захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий». Таких захоронений советских солдат и военнопленных в Польше — около 700. В 2016–2017 годах на ремонт и уход за кладбищами и могилами советских военнослужащих было выделено более 6 млн злотых (около 108 млн руб.).

Что желала и что получила Польша после войны

По поводу второй группы — памятников под снос — официальный представитель Министерства культуры и национального наследия Польши Анна Бочан пояснила “Ъ”: « Польская сторона считает, что трактовка договора касается исключительно двусторонней защиты кладбищ и мест захоронения. Согласно такой трактовке, договор не распространяется на символические памятники, то есть памятники братства по оружию или благодарности Красной армии, которые не являются частью военных кладбищ и мемориальных комплексов».

Прошлым летом президент Анджей Дуда одобрил поправки к закону о запрете пропаганды коммунизма или другого тоталитарного строя, согласно которым прокоммунистическую смысловую нагрузку не должны нести не только названия улиц, школ и больниц, но и памятники, обелиски, бюсты, мемориальные доски и так далее. По закону полагалось снести их к апрелю этого года, но финансовые и организационные сложности замедляют процесс, который растянется еще на пару лет.

«В 1945 году советских солдат действительно встречали в Польше с радостью и облегчением»

Директор бюро по мемориальным вопросам ИНП Адам Щивек — о том, какие памятники могут пережить кампанию по демонтажу

С Адамом Щивеком, директором бюро по мемориальным вопросам ИНП, мы беседуем у входа в варшавский музей Катыни — его открыли в 2015 году в память о тысячах польских офицеров и военнопленных, расстрелянных в СССР в 1940 году. «Я понимаю российскую сторону, которая по-другому смотрит на Великую Отечественную войну. Мы помним об огромных жертвах, которые понесли российский народ и другие народы,— признается он, тяжело опираясь на зонт-трость.— И мы должны о них помнить, об этой жертве погибшего в Польше рядового солдата Красной армии. Но не поддерживая идеологические памятники, а проявляя заботу о кладбищах, стараясь продолжать поиск захоронений, останков и имен, осуществляя погребения с воинскими почестями — вот выражение нашей благодарности за их жертву».

«Война началась для нас с агрессии Советского Союза, с удара без объявления войны 17 сентября 1939 года. Мы помним о тесных контактах между Третьим рейхом и СССР. И уже в 1945 году советская армия во второй раз за шесть лет зашла с востока на нашу территорию — в первый раз как агрессор, а теперь как освободитель. Поэтому оценка Красной армии в послевоенной Польше не была однозначной,— объясняет он.— С одной стороны, в 1945 году советских солдат действительно встречали в Польше с радостью и облегчением. С другой — трудно забыть о том, что произошло, о Катыни. Факт в том, что Красная армия осталась на этих землях, практически как оккупационная армия».

Парламенты России и Израиля осудили снос мемориалов Второй мировой войны

Представитель ИНП озвучивает нынешнюю официальную позицию Варшавы: памятники советским солдатам якобы повсеместно ставились на территории Польши против воли поляков, а потому должны быть снесены. Несколько памятников, в том числе демонтированный в 2010 году памятник советско-польскому братству по оружию (в Варшаве его называли «Четверо спящих»), по словам господина Щивека, можно было бы сохранить в музее холодной войны «Подборско 3001» в городе Борне-Сулиново на северо-западе Польши — сопроводив экспозицию разъяснениями, что «на самом деле» скрывали памятники братству по оружию.

«То, как вели себя солдаты,— это воспоминание, которое сохранилось во многих семьях»

«Нам трудно и неприятно, когда мы слышим, что Польшу обвиняют в преуменьшении роли советских солдат во Второй мировой. С момента полного суверенитета в 1989 году в Польше не было ликвидировано ни одно кладбище российских и советских солдат»,— говорит высокопоставленный польский дипломат группе приглашенных в Варшаву российских журналистов.

В Польше стремятся продемонстрировать: несмотря на то что дискуссия о памятниках окончательно подорвала двусторонний диалог, Варшава делает многое для ухода за мемориалами — на кладбищах. Однако беседу с польскими официальными лицами затрудняет их неготовность даже допустить, что памятники вне кладбищ можно было бы не сносить. От вопросов о польских коммунистах и возможности различных трактовок в польском обществе официальные лица уходят.

Глава МИД Польши о том, как Варшава старается наладить отношения с Москвой

На вопрос, есть ли в польском обществе консенсус по поводу отношения к Красной армии и ее памятникам, в МИД Польши заверяют: большинство поддерживает перенос памятников. Хотя в архивах СМИ можно найти и обратные свидетельства. Так, в 2013 году опрос Millward Brown для «Газеты выборчей» показал, что за возвращение памятника «Четверым спящим» выступали 55% варшавян, а против — всего 23%. Более ранний опрос TNS OBOP показал, насколько расколото польское общество: для 38% респондентов памятники советским солдатам были символом освобождения, для 33% — символом порабощения. В то же время всего 8% считали, что их необходимо снести.

Это интересно:  Права и обязанности несовершеннолетних родителей – статья 62 семейного кодекса РФ, комментарии юриста

«Не было такого отношения»

С 2014 года в Польше без уведомления и согласования с российской стороной было демонтировано 42 памятных места. Так что посольству РФ приходится не только вести мониторинг состояния и наличия памятных мест, но и регулярно отправлять в Минкульт и МИД Польши письма с протестом. Российская сторона дает понять, что не откажется от своей позиции, даже если диалог между Москвой и Варшавой удастся восстановить.

«Но наши аргументы и личные контакты не помогают»,— признается руководитель представительства Минобороны России по организации и ведению военно-мемориальной работы в Польше Алексей Фомичев. В Варшаве он с 2015 года, а до того работал здесь еще в 2000-х годах. Фомичев выучил польский и говорит, что посольство и теперь из принципа продолжает приглашать на приемы представителей ИНП, Минкульта и воеводских управлений — но найти общий язык это не помогает.

Памятник Героям совместного освобождения Пулавы

Фото: Алексей Витвицкий / РИА Новости

Например, является ли тоталитарным символом красная звезда? Раньше, по его словам, не являлась, а теперь звезды даже на могильных памятниках рекомендуют не красить в красный. В его первую командировку, вспоминает Алексей Фомичев, «не было такого отношения и актов вандализма было гораздо меньше». Можно ли перенести памятники на мемориальные кладбища? Господин Фомичев приводит в пример «Четверых спящих»: для возведения памятника жители Варшавы в 1945 году собирали гильзы от снарядов и отдавали в переплавку, и в отрыве от места памятник потеряет всякую смысловую нагрузку. Впрочем, обсудить демонтаж памятников до их сноса у российских представителей редко получается: польская сторона о подготовке работ не сообщает, делится он. Но добавляет: житель одного из городков недавно признался, что спрятал демонтированный мемориал в сарае — ждет, когда закончится «война памятников».

Памятники преткновения

Коричневая дворняга, сапоги Сталина, корейские проститутки и другие монументы нелегкой судьбы

Что касается кладбищ, то хотя расходы на уход и охрану лежат на польской стороне, российское посольство уже много лет вкладывает средства, в том числе в проведение капитального ремонта. Такой ремонт идет сейчас, например, в Варшаве на Кладбище воинов Красной армии, где 9 мая теперь собирается варшавский «Бессмертный полк». Там отреставрировано 270 братских могил и даже оставлены «свободные места» — на тот случай, если поисковики обнаружат где-то неизвестные захоронения, откуда можно будет перенести останки советских воинов в польскую столицу.

«Мы стараемся работать так, чтобы не возвращаться к ремонту этих захоронений минимум на 25 лет. Но все кладбища сразу отремонтировать невозможно»,— констатирует Алексей Фомичев.

Представительство под его руководством также занимается установлением судеб погибших и пропавших без вести красноармейцев, эксгумацией, идентификацией и перезахоронением останков погибших советских воинов. Сотрудники представительства получают запросы от родственников погибших в Польше солдат, стараются помочь с поисками — в год приходит более 200 запросов.

Плиты под высокой травой

Свою военно-мемориальную работу ведет и польский пенсионер Войцех Бещиньский. С 2006 года он на добровольной основе помогает искать информацию о советских захоронениях в Польше пользователям нескольких интернет-порталов. Господин Бещиньский соглашается показать мне несколько кладбищ.

«Я работал инженером, но увлекся сперва собственной генеалогией, потом помогал проводить инвентаризацию одного из кладбищ для архива Гданьска, а потом стал переписываться на эту тему с форумчанами»,— вспоминает он. Теперь у пана Войцеха своя база контактов всех тех, кто обращался к нему с вопросами и за помощью. За 13 лет это более 5346 человек — те, кто помимо официальных путей через польский Красный Крест и сайт ОБД «Мемориал» ищут родных. Приезжают единицы, но многие пишут, «особенно под 9 мая», просят рассказать о захоронении и прислать фотографию.

На воинском кладбище в Гданьске похоронены 2529 солдат Красной Армии со 2-го Белорусского фронта. Над тремя братскими могилами – мемориал из 1088 звезд

Фото: Галина Дудина, Коммерсантъ

Вот уже много лет мой собеседник садится в автомобиль или на велосипед и объезжает кладбища, проводя собственную инвентаризацию. В ноутбуке 70-летнего инженера собраны папки-каталоги по более чем 150 советским захоронениям и кладбищам. «Только на прошлой неделе я проехал три небольших кладбища в Поморском воеводстве. Но если там тысяча табличек — придется присесть тысячу раз, потом не встать на следующий день»,— то ли жалуется, то ли хвастается он. И вспоминает, как однажды отсылал землю с могилы во Владивосток.

На кладбище Советской Армии в Эльблонге похоронены 2731 солдат 2-го Белорусского фронта. Польская сторона постепенно обновляет доски с именами солдат на бетонных обелисках

Фото: Галина Дудина, Коммерсантъ

«Многие поляки считают, что после войны политический маятник был как бы приклеен к левой стене. Однако потом отклеился, качнулся и «залип» справа. Остается ждать, когда начнется обратное движение и наступит равновесие»,— рассказывает господин Бещиньский, как в последние десятилетия менялись настроения в польском обществе.

Мы приехали с паном Войцехом на кладбище военнопленных, затерявшееся в окрестностях городка Ольштынек. У проселочной дороги — забор и калитка, которая всегда открыта. Тут находился один из первых на территории Польши немецких лагерей для военнопленных Шталаг 1-Б. В братских могилах были захоронены 55 тыс. погибших, но после войны останки французских и бельгийских пленных были эксгумированы и вывезены на родину, и теперь на кладбище только белые кресты над могилами поляков и гранитные подушки с красными звездами над советскими захоронениями.

Я держу в руках справку из Красного Креста 1988 года о том, что среди них — и брат моего деда. Это едва ли не самое запущенное в Польше кладбище с советскими захоронениями. Польские могилы и малая часть советских ухожены — хотя и не так, как на образцовых кладбищах в Бранево или в Эльблонге.

На кладбище в деревне Судва под Ольштынеком с сентября 1939 по январь 1945 были похоронены тела около 55 тыс. польских, советских, французских бельгийских и итальянских военнопленных нацистского лагеря Шталаг 1-Б Хоенштайн

Фото: Галина Дудина, Коммерсантъ

Центральный памятник — узник, устремившийся к ограде лагеря — выкрашен свежей краской. Но за ним непроходимый лес, уже много лет скрывающий ряды советских братских могил.

Гранитные плиты там едва различимы под высокой травой.

Галина Дудина, Варшава—Гданьск—Эльблонг—Бранево—Ольштынек

Польша продолжает сносить памятники, стирая историческую память

В Польше намерены снести более 500 советских памятников. Все монументы были возведены в память о подвигах красноармейцев, освободивших польскую землю от фашизма. Свое решение польские власти объяснили тем, что все эти памятники якобы символизируют коммунистическое господство над Польшей. Впрочем, борьба с историей в стране идет уже давно.

То, что масштабный проект по сносу полутысячи советских памятников разработали в недрах польского Института национальной памяти, выглядело чудовищной насмешкой — и над памятью, и над самой нацией от имени которой чиновники от истории решили с размахом разобраться с советским наследием.

«Решение это касается не только памятников советским воинам, но и всем остальным коммунистическим памятникам», — сообщает руководитель отдела общественного образования Института национальной памяти Анджей Завистовский.

Отмашка начала кампании по сносу советских символов стала лишь общественной легализацией давней истерии разрушений советских памятников и погостов.

«Я считаю, что такие действия вызовут очередной кризис между и так натянутыми и тяжелыми международными отношениями между Россией и Польшей, потому что это явное нарушение международного права», — говорит Томаш Янковский — эксперт Европейского центра геополитического анализа.

На прошлой неделе власти Польши окончательно снесли монумент в честь советского генерала Ивана Черняховского, погибшего в города Пененжно за освобождения от фашистов польской земли. А ведь каждый из «мешающих» теперь памятников и надгробий — в память о тех солдатах, кто в буквальном смысле спас польский народ от геноцида.

Освобождали Польшу зимой и весной победного 1945-го бойцы и командиры сразу четырех фронтов Красной армии. Лучшей иллюстрацией этого подвига стали известные слова Черчилля: «Без русских армий Польша была бы уничтожена или низведена до рабского положения, а сама польская нация стерта с лица земли. Но доблестные русские армии освобождают Польшу, и никакие другие силы в мире не смогли бы это сделать».

Цена освобождения Польши — 600 тысяч погибших советских солдат. Но в Польше, кажется, забыли не только о них. Еще и том, что нынешняя польско-германская граница с выходом страны к Балтийскому морю и новой территории более чем в 100 тысяч квадратных километров страна «прирезала», благодаря жесткой позиции Сталина, и о том, что именно СССР уступил Варшаве значительную часть репараций Германии. И о том, что Советский Союз, где хлеб выдавался по карточкам, в январе 1945 года в начал безвозмездные поставки 60 тысяч тонн хлеба в Польшу. Возможно, благодаря этому русскому хлебу многие польские политики-русофобы остались живы и вообще появились на свет.

Впрочем, не только благодаря хлебу. Именно на польской территории дымили печами крематориев больше всего «фабрик смерти». Майданек, Треблинка, Освеницим. В последнем было уничтожено свыше 1,5 миллионов человек. И это солдаты Красной армии 27 января 1945-го освободили узников, сохранив жизни, в том числе и десяткам тысяч поляков, которых нацисты называли не иначе как «унтерменшами».

«Без Красной армии, без жертвенности наших воинов, по сути дела, вряд ли бы сегодня состоялась и современная Европа и то Польское государство, которое сегодня так хвалится своей демократической системой», — убежден Михаил Мягков — научный директор Российского военно-исторического общества.

За последние 5 лет в Польше снесены мемориалы в Гарволине, Милейчице и Мелеце. Вандалов не нашли. Или не хотели искать. Война с памятниками — прямая война с памятью. Январь 45-го: советские и польские солдаты вместе водружают над Варшавой Знамя Победы.

Статья написана по материалам сайтов: russian.rt.com, www.kommersant.ru, www.vesti.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector